Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
11:21 

Курю ночь
Доброго времени!

Еще один скетч.

Приговор


Тихо, осторожно, чтобы не разбудить. Фред медленно приоткрывает дверь, она скрипит, и этот противный звук раздражает, хочется пнуть дверь ногой, со всего размаху. Так бы она открылась быстро и, возможно, гораздо тише. Но Фред не может, не должен разбудить его, поэтому, сжимая пальцами холодную металлическую ручку, продолжает толкать дверь, пока она не открывается достаточно для того, чтобы он свободно протиснулся внутрь.

В комнате темно. И холодно. Неужели никто не додумался разжечь камин? Сейчас Фред на цыпочках прокрадется и растопит его. Станет тепло и уютно.

Он замирает на месте, сделав всего пару шагов: в комнате до такой степени темно, черно, что абсолютно ничего не видно, и он опасается наткнуться на какой-нибудь предмет. Но тогда он разбудит Джорджа, а он не хочет этого делать.

Постепенно глаза привыкают, и Фред уже различает некоторые очертания, видит диван — узкий, маленький, спать на нем невозможно. Вырисовывается силуэт брата, лежащего в неудобной позе: колени свисают с края дивана, одна рука скинута, и пальцы касаются пола, Джордж спит на спине, но голова повернута вправо.

К черту камин! Фред бросается вперед и падает на колени в изголовье. Он долго всматривается в лицо брата, и, когда, наконец, видит его отчетливо, шумно выдыхает. Джордж дышит ровно, веки слегка подрагивают, мышцы лица полностью расслаблены. Значит, ему не больно.

Фред не хочет и старается не смотреть туда — на повязку, плотно прилегающую к тому месту, где раньше было ухо. Их с Джорджем ухо. Фред тянет руку и несмело дотрагивается до плеча брата. Ткань футболки жесткая и сухая, как бумага, насквозь пропитанная кровью. Их кровью.

Война только началась, а они уже потеряли кусочек себя. И кто сказал, что этот кусочек будет последним?

Фред боится коснуться волос брата, слепленных от крови, он боится, что пальцы дрогнут, и прядь волос поломается, рассыплется. Он поглаживает плечо Джорджа и смотрит на его лицо, в глазах щиплет и все расплывается.

Снизу доносятся слабые звуки, словно из другого мира, а здесь, в комнате, абсолютно тихо, и Фред боится, что тревожное биение его сердца разбудит брата. Он не знает, сколько времени просидел у дивана, наблюдая, как спит Джордж, время застывает и не имеет значения, если они вместе. Пока они вместе.

Рука Фреда медленно перемещается вверх, к белой повязке. На пару секунд она замирает, прижимаясь, и Фред чувствует кожей пульс. Голова Джорджа горячая, наверное, у него высокая температура, но его не бьет озноб, он также спокойно спит, не двигаясь, а грудь мерно и еле уловимо поднимается и опускается.

Ладонь Фреда ложится на лоб брата: он тоже горячий, пылающий огнем. Потом Фред кончиком указательного пальца проводит по левой брови Джорджа, по правой, по рыжим пушистым ресницам, легонько касается носа, опускается вниз и застывает на впадинке над верхней губой.

В детстве отец рассказал им маггловское поверье: когда рождается ребенок, Бог прикладывает указательный палец к губам младенца, чтобы тот не кричал.

Фред улыбается воспоминанию, осторожно скользит пальцем по губам Джорджа, повторяя их контур. Он рисует лицо брата, каждую черточку, рисует с любовью и нежностью. Когда пальцы доходят до подбородка, он чуть сжимает его, приподнимается и, нависнув над лицом Джорджа, робко припадает к его рту, своровывая поцелуй с губ спящего брата.

Джордж делает глубокий вдох и открывает глаза.

— Братишка, как хорошо, что ты рядом, — шепчет он, обнимая Фреда за шею и притягивая к себе.

— Больно? — спрашивает Фред, положив руку на повязку.

— Нет, — Джордж усмехается и крепче стискивает его, уже двумя руками. — А тебе, должно быть, чертовски неудобно. Ложись ко мне, — он отпускает Фреда и переворачивается на правый бок, вжимается в спинку дивана, освобождая место.

Фред быстро забирается на диван, обвивает Джорджа руками и прижимается к нему: тесно-тесно, тепло, уютно и сладко, так, как может быть только в объятиях родного брата.

— Кто это сделал, ты знаешь? — спрашивает Фред, утыкаясь носом в плечо Джорджа.

— Собрался мстить? — весело интересуется Джордж.

— Разумеется.

Джордж отстраняется и внимательно вглядывается в его лицо, хмурится, поджимает губы. Фред настолько серьезен, что он не узнает его, в глазах решительность, ненависть и ярость, и Джордж тянет с ответом, но понимает, что все равно скажет.

Он старается улыбнуться, но улыбка получается не убедительной, не легкой, как обычно, а вымученной и жалкой. Шутить не хочется, да и Фред сейчас совершенно не настроен на шутки, это стало ясно, когда Джордж нелепо высказался по поводу своего безухового состояния.

— Снейп, — одними губами произносит Джордж.

Выражение лица Фреда меняется, он бледнеет еще сильней, в глубине карих глаз пылает желтое пламя не просто ненависти, нет, это нечто большее. Это жажда...

— Убью! — рычит Фред, вырывается из кольца рук Джорджа и резко садится, поворачиваясь к нему спиной.

Джордж придвигается ближе и, чтобы не позволить Фреду уйти, обхватывает вокруг талии, тянет на себя, немного грубо, но иначе Фред снова вырвется, а Джорджу необходимо его присутствие, ему не хочется обсуждать Снейпа и свое оторванное ухо, которое уже не вернуть, ему хочется только одного — чтобы Фред был рядом.

Фред дышит тяжело и прерывисто, но не сопротивляется и ложится обратно. Джордж сейчас слаб, он потерял много крови, они потеряли много крови, нужен покой, как можно меньше движений, и как можно больше ласки и тепла.

Они устраиваются поудобней, прижимаются друг к другу, их руки и ноги переплетаются, тела близко и жарко, и кроме них двоих нет никого, только они — два близнеца, два сердца, бойко колотящихся в унисон.

— Мы теперь разные, — тихо говорит Фред.

— Звучит, как приговор, — смеется Джордж.

— Никто нам пока не вынес приговор, — твердо заявляет Фред. — Мы всегда будем одинаковыми. Но и это не приговор, это факт.

Джордж замирает, перестает дышать и сильно зажмуривается, закусывает нижнюю губу.

Фред — сумасшедший. Разве это открытие? Нет.


* * *


Они аппарируют вниз, на кухню, рука об руку. Один бледен, бел, на нем нет лица. А другой, наоборот, светится весельем, но весельем ненормальным, диким. У обоих перевязаны головы, и различить их нельзя, они снова одинаковы: от корней рыжих волос, до кончиков пальцев на ногах.

Близнецы.

И только эмоции сейчас они испытывают разные, но Молли не может понять, кто из них радуется, а кто выглядит убитым: Фред или Джордж, Джордж или Фред.

— Фред, — она переводит взгляд с одного сына на другого, пытаясь определить, где же Фред, — зачем ты перевязал себе голову? Мне не до ваших дурацких шуток, только не сейчас. Немедленно сними, прекращай этот маскарад. Сними, я сказала! — она быстро подходит к близнецам и застывает, не зная, с кого сорвать повязку.

Она растеряна, в недоумении. Фред приходит ей на помощь, широко улыбается и кладет руку на ее плечо.

— Мама, Фред — это я.

— Отлично, — сквозь зубы произносит Молли и, вцепившись пальцами в белую плотную ткань на его голове, дергает...

— Ай! Мам, мне же больно! — он отклоняется назад и прижимает ладонь к левому уху, морщится, неподдельно, ему, действительно, больно.

Взгляд Молли — острый и яростный — перемещается на второго сына.

— Фред! Вот это точно не смешно!

— Я — Джордж, — тихо говорит он. — Серьезно, мам. Мы тебя не разыгрываем. Он... — Джордж замолкает, опускает глаза и прикрывает их.

Молли ничего не понимает, она опять смотрит на Фреда, рот ее приоткрывается, из горла вырывается то ли свист, то ли стон, она недоверчиво мотает головой.

— Нет, — шепчет она, — нет.

— Да, — Фред кивает, продолжая совершенно по-идиотски ухмыляться, — да, именно, мамуля.


* * *


Пол под ногами качается, кажется, сейчас вылезут из него камни, о которые Джордж споткнется и упадет. Нельзя падать, он должен дойти. Дверь открыта настежь, кто-то толкает его, не извиняется. Горло саднит, Джордж обхватывает шею ладонью и сдавливает. Глотать невозможно. Он же задохнется! Его взгляд лихорадочно мечется в поисках Фреда, выхватывает из беспорядочной толпы рыжую шевелюру, и ногти впиваются в кожу.

Он знает, но еще не видел. Ему сказали: «Фред умер». Кто сказал — он не помнит.


Его шатает, ноги не слушаются, врастают в пол, не идут.

Сейчас, сейчас, братишка.

Борясь с охватившей его слабостью, Джордж добирается до тела Фреда и падает на колени. Глаза… Он почему-то вспоминает старую куклу Джинни, у той куклы были точно такие же глаза — мутные, неживые, и смотрят мимо, в никуда. Нет, уже не смотрят.

Джордж кладет руку на холодный лоб Фреда и проводит ладонью вниз, закрывая мертвые глаза.

Джордж рисует лицо Фреда, каждую черточку: обводит кончиком пальца веки, касается рыжих пушистых ресниц, пробегает по линии заострившегося носа, очерчивает контур сомкнутых губ. Губы улыбаются, и эта улыбка страшная, последняя, как посмертная печать.

Слез нет. Боль сухая, и жгучая, она отуманивает разум, наждаком дерет горло, кружит голову ядовитым хмелем. И, кажется, даже крик не спасет — оглушительный. Вопль. Из груди, вон. Не освободит, нет, станет только хуже. Поэтому Джордж молчит.

Какие же они теперь разные: один мертвый, другой — живой.

Но разве это приговор? Нет.

Джордж склоняется над бледным лицом Фреда и прижимается губами к его рту, своровывая поцелуй с губ мертвого брата.

— Мы всегда будем одинаковые, — шепчет он, — всегда.

@темы: Фанфики, Фред и Джордж

Комментарии
2010-11-12 в 12:16 

Люля!
Проживая жизнь, не забывайте о жизни. ©
до слез.
так жалко.

2010-11-12 в 12:17 

Люля!
Проживая жизнь, не забывайте о жизни. ©
красиво написано, да

2010-11-12 в 14:47 

Курю ночь
Light_Ray, спасибо.

2010-12-12 в 05:15 

Я заплакала. Спасибо за Вашу фантазию,автор. Слезы льются.Так больно...Очень понравилось.Прочитала все Ваши творения.

URL
2010-12-12 в 07:22 

Курю ночь
Гость, спасибо большое!

2011-09-24 в 15:40 

VikkiV
Власть принадлежит спокойным. (с) Робеспьер
Плачу, не могу остановится. Это просто невероятно.. так передать все чувства, все эмоции. До глубины души..

2011-09-25 в 09:53 

Flagreit
Курю ночь
VikkiV, благодарю.

2011-11-02 в 17:34 

Я плачу....Фред мой любимый персонаж...Читаю фанфики про смерть Фреда снова и снова...Скоро слёзы кончатся...Автор, мне нравятся ваши фанфики....

URL
2012-01-09 в 22:52 

Прекрасно. но слишком похоже на предыдущий фанфик. словосочетания одинаковы. слишком это уж в глаза бросается.
а так красиво. отлично передаете эмоции.

URL
2012-01-09 в 23:08 

Flagreit
Курю ночь
Дорогие гости, весьма благодарна за комментарии и рада, что нравится.)
По поводу одинаковых словосочетаний - сама не заметила, но со стороны оно, очевидно, виднее, спасибо, что указали.

   

Twins in Russia - Близнецы Уизли

главная